English version
8-800-555-90-25
Онлайн-издания-для-профессионалов Помощник бухгалтера Архив решений арбитражных судов
Практические рекомендации:
Все статьи

Пугачев Сергей Васильевич

Директор Департамента технического регулирования Национального объединения строителей (НОСТРОЙ)

Полезная информация - кадровику Банк документов

Курсы валют

07.12.2016

EUR68.6902+0.9242
USD63.8741-0.0501

Студенту и преподавателю

Практические рекомендации
юристам и бухгалтерам

Некоторые проблемы толкования и применения правил международной подсудности

Митина М.А.
Ст. преподаватель кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ

Международная подсудность —компетенция судов Российской Федерации на рассмотрение и разрешение гражданских дел участием иностранных лиц и с наличием иного иностранного элемента. Институт международной подсудности относится к области регулирования международного гражданского процесса (разделы V «Производство по делам с участием иностранных лиц» ГПК РФ и АПК РФ). В силу специфики судебной системы РФ судебная компетенция подвергается проверке сначала в аспекте подведомственности и лишь затем — в аспекте международной подсудности. Регулирование международной подсудности системы судов общей юрисдикции и международной подсудности системы федеральных арбитражных судов осуществляется отдельно (ст.402-406 главы 44 ГПК РФ «Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской Федерации» и ст.247-250, 252 главы 32 АПК РФ «Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по рассмотрению дел с участием иностранных лиц»).

И хотя толкование ст.1 Протокола № 1 носит автономный характер, его следует принимать во внимание и в российской правовой действительности. Такое широкое понимание имущества обусловлено усложнением экономического оборота, появлением новых потребностей, и, как следствие, включением в оборот новых благ, в том числе нематериальных, которые становятся товаром.

Объектом права собственности в смысле п.1 Протокола № 1 является имущество, которое имеет следующие признаки: 1) оно должно иметь экономическую ценность; 2) оно должно быть реальным; только лишь ожидания экономической выгоды не включаются в объём понятия имущества. Такими признаками могут обладать и материальные, и идеальные объекты вне зависимости от того, каким правом, публичным или частным, эти объекты регулируются. Перечень таких объектов не является закрытым и исчерпывающим, с развитием экономических отношений он постоянно пополняется.36

Приведём примеры из практики российских арбитражных судов.

1. ООО «Киорис» (г. Москва) обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с иском о взыскании с ОАО «СНПС-Актобемунайгаз» (Республика Казахстан) и ОАО «ОНАКО» (г. Оренбург) неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда исковые требования удовлетворены частично. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. ОАО «СНПС-Актобемунайгаз» не согласно с указанными актами, в том числе и в части компетенции арбитражного суда РФ. Доводы кассационной жалобы были отклонены в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В соответствии с контрактом № 34-ТНК/00 ОАО «СНПС-Актобемунайгаз» обязалось поставить ООО «Киорис» сырую нефть в количестве и по цене, устанавливаемых дополнением к контракту. Поскольку денежные средства, перечисленные в качестве предоплаты, не были возвращены истцу, арбитражный суд сделал правильный вывод о том, что в результате расторжения дополнения № 3 к контракту у ОАО «СНПС-Актобемунайгаз» возникло неосновательное обогащение за счёт ООО «Киорис».

Арбитражный суд первой и апелляционной инстанций правомерно определил подсудность данного спора по правилам ст.247 АПК РФ, согласно которой арбитражные суды в РФ рассматривают дела... в случае, если ответчик находится или проживает на территории РФ либо на территории РФ находится имущество ответчика. Из материалов дела следует, что в момент подачи настоящего иска на территории РФ находилось имущество (сырая нефть), принадлежащая ОАО «СНПС-Актобемунайгаз»... 37

2. ООО «Мидас» обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с исковым заявлением о взыскании с АО «Сунг Джи Ко, Лтд» (Республика Корея) задолженности по договору займа. Определением арбитражного суда производство по делу прекращено. Не согласившись с указанным определением ООО «Мидас» обжаловало его в кассационном порядке в связи с неправильным применением арбитражным судом норм процессуального права, изложенных в статьях 85, 212 АПК РФ. Заявитель кассационной жалобы считает, что заявленный им иск иностранному юридическому лицу подлежит рассмотрению арбитражным судом в РФ, поскольку ответчик имеет имущество на территории РФ — долю в размере 82% в уставном капитале ООО «ФернишАрт».

Представители АО «Сунг Джи Ко, Лтд» возражали доводам кассационной жалобы, поскольку ответчик является иностранным юридическим лицом, на территории РФ филиалов, представительств, а также имущества не имеет; доля АО «Сунг Джи Ко, Лтд» в уставном капитале не может быть квалифицирована как имущество или имущественное право.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в своём постановлении отметил, что суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в связи со следующим.

АО «Сунг Джи Ко, Лтд» является юридическим лицом, созданным в соответствии с законодательством иностранного государства, с местонахождением за пределами РФ.

Как следует из статей 90 ГК РФ и 14 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» уставный капитал обществ с ограниченной ответственностью формируется из стоимости вкладов его участников. При этом всё имущество, переданное участниками в общество как вклад в уставный капитал, переходит в собственность общества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» обращение по требованию кредиторов взыскания на долю (часть доли) участника общества по долгам участника общества допускается только на основании решения суда при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества.

Следовательно, возможность рассмотрения иска к иностранному юридическому лицу в арбитражном суде в РФ в связи с наличием у него имущества на территории РФ в виде доли в уставном капитале ООО может иметь место только при недостаточности у ответчика иного имущества для покрытия взыскиваемого долга.38

В соответствии со ст.48 ГК РФ зависимости от характера прав участников юридического лица (организации) в отношении имущества этого юридического лица следует выделять следующие виды организаций: 1) организации, на имущество которых учредители имеют право собственности или иное вещное право: государственные и муниципальные унитарные предприятия, учреждения (абз.3 п.2); 2) организации, в отношении которых их участники имеют обязательственные права: хозяйственные товарищества и общества, кооперативы, некоммерческие партнёрства, государственные корпорации (абз.2 п.2); 3) организации, в отношении которых их участники не имеют имущественных прав: общественные объединения, религиозные организации, фонды, объединения юридических лиц, автономные некоммерческие организации (п.3). Права участников по отношению к обществу (на участие в управлении, информацию, долю прибыли, ликвидационный остаток и т.п.) реализуются в рамках единого обязательства, которое характеризуют как долевое обязательство с активной множественностью лиц: его обязанной стороной выступает само общество, а управомоченной — все участники. Передача доли в уставном капитале означает уступку доли в едином комплексе прав, принадлежащих всем участникам вместе взятым, то есть цессию. 39>

Таким образом, в соответствии со ст.128 ГК РФ следует констатировать наличие имущества ответчика на территории РФ. Этого обстоятельства достаточно для установления международной подсудности российских арбитражных судов безотносительно к тому, является оно предметом спора или нет. Следует также учесть, что на территории РФ имеет место нахождения истец. Суд же в данном случае вошёл в обсуждение вопроса о возможности обращения взыскания на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, продемонстрировав ограничительное толкование п.1 ч.1 ст.247 АПК РФ. Обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать в пользу такого подхода, — следующие: учёт интересов ответчика; проблематичность исполнения судебного решения в РФ и за рубежом (в отсутствии международного договора); ухудшение инвестиционного климата.

2.6. Нередко применение международной подсудности по месту нахождения имущества ответчика порождает коллизионно-правовые сложности в связи с тем, что необходимо установить обстоятельства принадлежности имущества ответчику или третьему лицу. В частности, существенным может оказаться момент перехода права собственности с одного лица на другое. А его определение зависит от применимого права.

По российскому праву момент возникновения права собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента её передачи, если иное не предусмотрено законом или договором (ст.223 ГК РФ).

Так, компания «EGMATRA AG» (Швейцария) обратилась в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Таджикскому алюминиевому заводу (Таджикистан) о взыскании 2646853 долларов США задолженности, а также процентов.

В ходе повторного рассмотрения дела Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области прекратил производство по делу в связи с неподведомственностью. Определение об этом было обжаловано компанией «EGMATRA AG» в кассационном порядке. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев материалы дела не нашёл оснований для отмены или изменения указанного определения в связи со следующим.

Суд, прекращая производство по делу, сделал правомерный вывод о том, что истцом не представлено доказательств подведомственности40 спора арбитражному суду Российской Федерации. Ссылка истца на то, что у ответчика имеется имущество на территории РФ, не подтверждается материалами дела. Алюминий, поступавший в Морской порт г. Санкт-Петербурга в количестве 1570 тонн, принадлежит третьему лицу — фирме «ANSOL LTD», поскольку в соответствии с контрактом, заключенным между ответчиком и третьим лицом, право собственности на алюминий переходит к фирме «ANSOL LTD» сразу после погрузки в вагоны на железнодорожной станции Регар (Таджикистан).41

Существенным для этих целей является разграничение статута вещного права и статутов иных отношений — личного закона физического лица, личного закона юридического лица, статута договорного обязательства, статута наследования и др. Наиболее сложной является проблема соотношения статута вещных отношений и статута договорного обязательства.

Комментарии ()

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.