English version
8-800-555-90-25
Онлайн-издания-для-профессионалов Помощник бухгалтера Архив решений арбитражных судов
Практические рекомендации:
Все статьи

Касенов Ринат Борлатович

Заместитель председателя Санкт-Петербургской Коллегии адвокатов

Полезная информация - юристу Банк документов

Курсы валют

07.12.2016

EUR68.6902+0.9242
USD63.8741-0.0501

Студенту и преподавателю

Практические рекомендации
юристам и бухгалтерам

Некоторые проблемы толкования и применения правил международной подсудности

Митина М.А.
Ст. преподаватель кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ

Международная подсудность —компетенция судов Российской Федерации на рассмотрение и разрешение гражданских дел участием иностранных лиц и с наличием иного иностранного элемента. Институт международной подсудности относится к области регулирования международного гражданского процесса (разделы V «Производство по делам с участием иностранных лиц» ГПК РФ и АПК РФ). В силу специфики судебной системы РФ судебная компетенция подвергается проверке сначала в аспекте подведомственности и лишь затем — в аспекте международной подсудности. Регулирование международной подсудности системы судов общей юрисдикции и международной подсудности системы федеральных арбитражных судов осуществляется отдельно (ст.402-406 главы 44 ГПК РФ «Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской Федерации» и ст.247-250, 252 главы 32 АПК РФ «Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по рассмотрению дел с участием иностранных лиц»).

В отличие от коллизионного регулирования МЧП регулирование международной подсудности, связанное с местом нахождения имущества, расщепляется в зависимости от того, о каком имуществе идёт речь — о недвижимом или движимом; а также от способов защиты — вещных или обязательственных. В отношении только вещно-правовых требований, касающихся недвижимого имущества, практически повсеместно действует как общий принцип территориальный принцип определения международной подсудности по месту нахождения недвижимого имущества. В отношении как вещных, так и обязательственных требований, касающихся недвижимого имущества, этот принцип определения международной подсудности также полагается приемлемым (п.1 ч.1 ст.403 ГПК РФ; п.2 ст.248 АПК РФ).Международная подсудность в данных случаях носит исключительный характер. Что касается и вещных, и обязательственных требований, касающихся движимого имущества, то общим правилом международной подсудности для них является место нахождения ответчика. В ряде правовых систем, как мы уже убедились выше, работает правило международной подсудности, определяемой по месту нахождения имущества ответчика и/или предмета спора20 (предмета исковых требований; предмета, задействованного в иске; спорного имущества).21 И в том, и в другом случае природа предъявляемого требования носит имущественный характер. Но применительно к первому случаю дальнейшей конкретизации правовой природы заявленного требования не предусматривается, то есть в данном случае такое имущество не обязательно является спорным; важно, чтобы оно могло стать предметом взыскания. В качестве такого имущества может выступать и недвижимое имущество. Во втором случае, когда международная подсудность связана с местом нахождения имущества, которое является предметом спора, во-первых, необходимо установить правовую связь предъявляемого требования с имуществом, которое находится на территории данного государства; и, во-вторых, в ряде случаев — конкретизировать природу предъявляемого требования (вещная, обязательственная).22

Поэтому все указанные изъятия из общего правила определения международной подсудности по месту нахождения ответчика и рассматриваются как в принципе нежелательные, а некоторые — как чрезвычайные. Поэтому допустимы они только в случае наличия заслуживающего внимания интереса истца или публичного интереса. Поэтому они носят дополнительный характер по отношению к общей международной подсудности. Поэтому они требуют ограничительного подхода при их интерпретации и соответственно — выработки конкретных условий их применения.

2.2.Для разграничения применения правил исключительной международной подсудности, определяемой по месту нахождения недвижимого имущества (п.1 ч.1 ст.403 ГПК РФ; п.2 ч.1 ст.248 АПК РФ) и рассматриваемых правил дополнительной международной подсудности (п.2 ч.3 ст.402 ГПК РФ; п.1 ч.1 ст.247 АПК РФ) требуется квалификация понятий «недвижимое» и соответственно «движимое» имущество.

2.3.В отношении отдельных видов имущества или отдельных видов имущественных требований установлены специальные правила международной подсудности — дополнительной или исключительной (например, п.7 ч.1 ст.247; ч.1 ст.248 АПК РФ; ч.1 ст.30 и ч.1 ст.402; п.1 ч.1 ст. 403; п.4 и 5 ч.2 ст.403 ГПК РФ).Так, развитие в последние годы регулирования правоотношений, связанных с ценными бумагами, предопределяет появление как новых коллизионных вопросов,23 так и вопросов специального регулирования в рамках института международной подсудности (п.7 ч.1 ст.247 АПК РФ).

Некоторого внимания в этой связи требует правило международной подсудности forumarresti. Российскому праву эта привязка подсудности знакома применительно к отдельным видам требований. В соответствии с ч.1 ст.30 ГПК РФ иски об освобождения имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества. Часть 1 ст.402 ГПК РФ позволяет с помощью вспомогательного метода определения международной подсудности распространить действие этой нормы на определение международной подсудности. Эта привязка также используется в п. а)-f) ст.7 Международной конвенции об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов от 10 мая 1952 г. применительно к морским требованиям.

В АПК РФ специального правила международной подсудности, привязанной к месту ареста имущества, не предусмотрено, в том числе и для исков об освобождении имущества от ареста. Значит, международная подсудность этих исков укладывается в регулирование п.1 ч.1 ст.247 АПК. Рассмотрим следующий пример.

Банк «ЮЭБ Юнайтед ЮропиэнБэнк» (г. Женева, Швейцария) обратился с иском к государственной Акционерной Внешнеторговой Компании «Инновация» (г. Ташкент, Узбекистан) и Компании «А Мередит Джонс Ко ЛТД» (г. Лондон, Великобритания) об освобождении имущества от ареста, находящегося на складах ООО «ИнтернейшнлКоммодитиТрейдинг Компани-Иваново» в городе Иваново, Россия. Исковое требование мотивировано тем, что в связи с наложением ареста в порядке исполнения исполнительных документов судебных органов на имущество, не принадлежащее должнику (Компании), нарушены интересы Банка, являющегося собственником данных материальных ценностей (хлопок). Затем истцом предъявлено дополнительное требование о признании за ним права залога на арестованное согласно акту описи и ареста имущество.

Суд кассационной инстанции, рассматривавший вопрос о правомерности прекращения производства по делу, в частности, установил следующее.

Определением областного суда г. Иваново признано и разрешено принудительное исполнение на территории РФ решения Арбитражного суда Ливерпульской хлопковой ассоциации Великобритании о взыскании с Компании в пользу АО «Инновация» задолженности. На основании исполнительного листа, выданного по указанному определению, судебным приставом-исполнителем в рамках возбуждённого исполнительного производства произведены опись и арест имущества (хлопка), находящегося на складах ООО ICTCI по адресу в г. Иваново, которое ввезено на таможенную территорию РФ Компанией.

Предположив, что в состав арестованного имущества вошёл хлопок, право залога на которое принадлежит Банку, истец обратился в Арбитражный суд Ивановской области с иском о признании за ним этого права. В подтверждение исковых требований Банк сослался на следующие обстоятельства.

Компания (должник) и Банк (кредитор) заключили договор финансирования, согласно которому по указанию Компании Банком перечислены денежные средства в счёт оплаты поставок хлопка из Узбекистана для Компании через фирму «Грефикоменс Интернешнл СА».

В счёт обеспечения прав требования Банка и Компании они заключили договор залога товара, согласно которому предметом залога являются все товары без исключения, которые залогодатель (Компания) «поместил или может поместить в будущем в любом месте на имя Банка». Согласно договору финансирования по указанию Компании в пользу Банка хранителем хлопка (ООО ICTCI) выданы складские свидетельства. В этой связи, по мнению Банка, хлопок находящийся на складах ООО ICTCI, является предметом залога. После наступления срока уплаты долга со стороны Компании к Банку как залогодержателю перешло право распоряжения заложенным товаром для удовлетворения своих требований.24

С позиции ограничительного толкования правила международной подсудности, определяемой по месту нахождения имущества ответчика на территории РФ, отметим «за» и «против» компетенции арбитражных судов РФ в данном случае. Против обоснования компетенции российских арбитражных судов следующие обстоятельства: и истец, и ответчики по делу — иностранные лица, не имеющие местонахождения или иных форм присутствия в РФ; «транзитный характер» имущества, находящегося в РФ. За компетенцию российских арбитражных судов — потенциальная применимость действия законной силы судебного решения на территории РФ и то, что имущество при этом имеет существенную ценность. Кроме того, следует также отметить, что заявленные в суд требования носят имущественный характер (если конкретизировать — вещный характер). С точки зрения буквального толкования данного правила международной подсудности значение имеет вопрос о принадлежности имущества ответчику. В рассматриваемом случае, по утверждению истца, спорное имущество принадлежит уже ему. Сама конструкция иска об освобождении имущества от ареста предполагает, что иск предъявляет невладеющий собственник арестованного имущества или иной титульный владелец. Но до окончания судебного разбирательства и вступления в законную силу судебного решения это остаётся областью предположения. Вместе с тем, представляется, что формулировка п.1 ч.1 ст.247 АПК РФ, равно как и п.2 ч.3 ст.402 ГПК РФ должна быть уточнена путём указания на местонахождение на территории РФ имущества ответчика или предмета исковых требований (спорного имущества).25

2.4. Следующий вопрос применения рассматриваемого правила международной подсудности заключается в определении пределов его использования и в таком ракурсе: касается это правило только имущественных требований или и требований неимущественного характера тоже? ГПК и АПК РФ не содержат специального указания на характер требования, которое может быть предъявлено в соответствии с рассматриваемой международной подсудностью, хотя практически во всех зарубежных законах тем или иным образом такое условие оговорено. Вместе с тем, те цели, которые преследуются использованием правила международной подсудности по месту нахождения имущества должника, те интересы, которые подлежат учёту при этом, указывают на то, что оно охватывает только имущественные иски.

Дополнительный вопрос составляет квалификация того или иного иска как имущественного или неимущественного. Например, неоднозначным является подход к природе иска о компенсации морального вреда.

2.5.Существенный вопрос применения правила международной подсудности — квалификация понятия «имущество». Так, в Австрии под имуществом ответчика понимаются как имущественные объекты (вещи), так и принадлежащие ему права, имеющие экономическую ценность, в том числе требования, предъявляемые ответчиком к проживающему в Австрии лицу.26

Как отмечается в российской литературе, термин «имущество» в гражданском праве является многозначным 27 в зависимости от целей регулирования. Так, под имуществом могут пониматься конкретные вещи или совокупность вещей (п.2 ст.15; п.3 ст.46; ст.301-303, 305 ГК РФ); им могут объединяться вещи, деньги и ценные бумаги (п.1 ст.302; п.1 ст.307 ГК РФ); в ряде случаев — в дополнение к указанным объектам ещё и имущественные права (ст.18; п.1 ст.56 ГК РФ). Это понятие может обозначать всю совокупность наличных вещей, денег, ценных бумаг, имущественных прав, а также обязанностей субъекта права (п.2 ст.63; ст.1110, 1112 ГК РФ). Имущество является основной разновидностью объектов гражданских прав (ст.128 ГК РФ). В данном случае категория «имущество» используется в широком значении — для обозначения совокупности материальных (имущественных) объектов гражданских прав: вещи, в частности деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. В таком значении понятие имущество может использоваться и для целей международной подсудности.

Российское законодательство не содержит определения понятия одного из основных объектов имущественных прав — вещи. Для сравнения, такое определение имеется в ГК Германии: «Вещами настоящий закон признаёт только телесные предметы» (§ 90).28 Доктрина и практика относят к разряду имущества и «бестелесное» («идеальное») имущество. К ним относятся облигации, векселя, чеки, акции, паевые свидетельства, товарораспорядительные документы, патентные права на изобретения и т.п.29 Некоторые авторы относят к вещам такие «квазиматериальные» объекты, как электрическую и тепловую энергию.30

Новый объект гражданских прав в РФ — имущественные комплексы: предприятие ст.132 ГК РФ, паевой инвестиционный фонд (ст.10 Федерального закона31 «Об инвестиционных фондах»).32 В отличие от денег денежные средства на банковских счетах — не вещи, а бестелесные имущественные блага (обязательственные требования).33 Самостоятельный объект гражданских прав -бездокументарные ценные бумаги, которые представляют собой не вещи, а зафиксированные в особой форме имущественные права.34 Следует учитывать также и практику Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), сформировавшуюся применительно к ст.1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20 марта 1952 г. в редакции от 11 мая 1994, гарантирующей право собственности. Применение этой статьи предполагает определение понятия объекта права собственности. Согласно практике ЕСПЧ объектом права собственности может быть то, что представляет собой имущество. Так, ЕСПЧ в одном из решений указал:

«Понятие „имущества“ в ст.1 имеет автономное значение, которое не ограничивается собственностью на физические вещи. Оно является независимым от формально классификации в национальном праве: некоторые другие права и интересы, составляющие активы, могут рассматриваться как право собственности и, таким образом, как „имущество“ в целях данного положения».35>

Комментарии ()

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.