English version
8-800-555-90-25
Онлайн-издания-для-профессионалов Помощник бухгалтера Архив решений арбитражных судов
Практические рекомендации:
Все статьи

Лаврикова Марина Юрьевна

Проректор Санкт-Петербургского государственного университета по учебной работе, доцент Кафедры трудового права.

Полезная информация - кадровику Банк документов

Курсы валют

21.07.2017

EUR68.00000.0000
USD59.00000.0000

Студенту и преподавателю

Практические рекомендации
юристам и бухгалтерам

Применение акционерных соглашений как способа осуществления организационно правовых образований

Степкин С. П.
кандидат юридических наук, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин НОУ ВПО "Московский институт современного академического образования", Советник Российской Академии Естествознания (РАЕ)

Практическое применение акционерных соглашений, требования и проблемы осуществления организационно-правовых образований.

Ключевые слова: акционерные соглашения, правовые образования, соглашения акционеров.

Рассматривая подробнее вопросы применения акционерного соглашения в целях организационно-правовых образований общества, следует остановиться на таких сферах его применения, как: управление акционерным обществом, общее собрание акционеров, совет директоров, исполнительные органы, распределение прибыли, предотвращение и разрешение конфликтных ситуаций.

Значительным является то, что соглашением может устанавливаться обоюдное голосование акционеров по определенным вопросам повестки дня собрания, обязательный порядок предварительных согласований и консультаций акционеров по ряду вопросов, процедура принятия решений на общем собрании в условиях, когда один из акционеров не имеет права голоса в связи с требованиями действующего законодательства. Кроме того, важным аспектом применения акционерного соглашения является сфера деятельности совета директоров, как органа управления общества в целях его нормального функционирования, компетенции, а также возможности оперативного созыва заседаний данного органа в целях решения срочного вопроса.

Не смотря на детальную проработку закона, его соотнесение с нормами гражданского и корпоративного права Российской Федерации, в тоже время усматривается достаточно проблем при заключении акционерных соглашений и их применении на практике.

Так, практика показывает, что в текстах соглашений, заключаемых сторонами, используется довольно большое количество специфических терминов и понятий, значения некоторых из них содержатся в действующем законодательстве, другие же требуют специального разъяснения и уточнения. Многие термины, используемые в соглашении, имеют двойное, а иногда и тройное значение, некоторые составители подобных документов стремятся перенасытить текст соглашения иностранными или узкопрофессиональными терминами, что не может не сказаться на дальнейшем толковании его отдельных частей 1.

Осознавая важность подписываемого документа, акционерам, прежде всего, необходимо определиться с используемыми понятиями. Иначе это может привести к нежелательным последствиям в частности, даже к корпоративному противостоянию.

Вместе с тем, как выяснилось в процессе применения акционерных соглашений, законом не дан ответ на вопрос могут ли положения акционерного соглашения отклоняться от норм, содержащихся в уставе общества? С одной стороны, устав регулирует только отношения между обществом и акционерами и никак не затрагивает отношения акционеров между собой, а с другой стороны, есть норма п. 2 ст. 11 ФЗ «Об акционерных обществах», устанавливающая, что требования устава общества обязательны для исполнения его акционерами. Оставшийся нерешенным указанный вопрос приводит к тому, что стороны соглашения при решении одного и того же вопроса могут применять различные нормы одного и того же закона, что несомненно приведет стороны соглашения, как минимум, к непониманию друг друга и, как максимум, к полному разрыву отношений, что однозначно, негативно отразится на совместном бизнес-проекте.

Также, следует отметить, что, несмотря на радикальность содержащихся в ст.32.1 Федерального Закона «Об акционерных обществах» новелл, в нем достаточно узко определен круг лиц, которые могут быть участниками акционерного соглашения: одной из сторон всегда должен быть акционер общества, в качестве другой стороны может выступать другой акционер и/или третье лицо. Таким образом, невозможно заключение акционерного соглашения между обществом и его акционером, а также между учредителями акционерного общества до момента обретения ими статуса акционеров (зачисления акций на лицевой счет).

Кроме того, к проблеме применения на практике акционерных соглашений, следует отнести тот факт, что в число сторон, наделенных правом участвовать в таком соглашении, не включено акционерное общество, как юридическое лицо, в связи с чем, возникает достаточное количество недоразумений.

Одновременно с этим, еще одна проблема, вытекающая из норм закона, касающихся акционерного соглашения и закрепленных в ст.32.1 Федерального закона «Об акционерном обществе», относится к вопросу признания недействительным акционерного соглашения. Так, из нормы закона следует, что акционерное соглашение обязательно только для его сторон, и договор, заключенный стороной акционерного соглашения в нарушение такого соглашения, признается недействительным только в случаях, если другая сторона по договору знала или заведомо должна была знать об ограничениях, предусмотренных акционерным соглашением 2. Проанализировав смысл указанной императивной нормы следует отметить, что законом при такой формулировке оставлена «лазейка» для обхода акционерного соглашения его сторонами, которые пожелают проигнорировать достигнутое ранее соглашение и передать свой пакет акций третьему лицу предусмотренных акционерным соглашением" 3.

В связи с указанным необходимо обратить внимание на следующее: в п. 4 ст. 32.1 упоминаются только договоры, «заключенные стороной акционерного соглашения», однако ничего не сказано об односторонних сделках, которые также могут быть совершены 4 в нарушение соглашения акционеров, что позволяет сторонам соглашения, во избежание признания заключенных договоров недействительными, придерживаться требования Закона, нередко нарушая при этом нормы соглашения по односторонним сделкам. При установлении данных фактов у стороны нарушителя имеется возможность трактовать норму закона в свою пользу. Учитывая, что закон не содержит прямого указания на признание односторонних сделок недействительными, было бы правильным толковать положение, закрепленное в п.4 ст.32.1, расширительно и применять его не только к договорам, но и односторонним сделкам нарушителя. Договор, заключенный участником соглашения акционеров в нарушение последнего, очевидно, следует считать не ничтожным, а оспоримым, так как он только «может быть признан судом недействительным». При этом условием признания акционерного соглашения недействительным является то, что другая сторона по договору «знала или заведомо должна была знать» об ограничениях, предусмотренных соглашением.

В связи с указанным выше также следует отметить, что среди проблем применения акционерного соглашения наиболее важным представляется вопрос о том, при каких условиях лицо «заведомо должно было знать» об ограничениях, предусмотренных соглашением акционеров. Так как соглашение акционеров устанавливает ограничения на сделки с акциями и в отношении условий реализации прав, предусмотренных ими, правомерно предположить, что соглашение акционеров создает обременения в отношении акций его участников. В этой связи считается, что информация о таком соглашении как о документе, создающем обременения прав на акции, а равно о созданных им обременениях, может фиксироваться в реестре акционеров или в учетных регистрах депозитария, в том числе отражаться в выписке из лицевого счета, депозитарного счета и т.п. Однако было бы логичным признать, что информация о соглашении акционеров, содержащаяся в выписке из лицевого и депозитарного счета позволяет считать третьих лиц, ознакомившихся с такой выпиской, заведомо знающими об ограничениях (обременениях), установленных соответствующим соглашением. Аналогичным образом целесообразно признать, что информация о соглашении акционеров, включаемая в устав общества, также делает третьих лиц заведомо знающими о таких ограничениях. Исключение может составлять случай, когда выписка/устав общества содержат лишь общее указание на соглашение акционеров без описания предусмотренных в нем ограничений (обременений), лицо, ознакомившееся с такой выпиской/уставом, обратилось к участникам соглашения с просьбой проинформировать его о содержании таких ограничений (обременений), но получило отказ 5.

Также, действующими нормами, регламентирующими акционерное соглашение, не в полной мере решен вопрос об ответственности сторон. Так, согласно п. 7 ст. 32.1 Закона об АО, «акционерным соглашением могут предусматриваться ... меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств. Права сторон акционерного соглашения, основанные на этом соглашении, в том числе права требовать возмещения причиненных нарушением соглашения убытков, взыскания неустойки (штрафа, пеней), выплаты компенсации (твердой денежной суммы или суммы, подлежащей определению в порядке, указанном в акционерном соглашении) или применения иных мер ответственности в связи с нарушением акционерного соглашения, подлежат судебной защите» 6. Для того чтобы сделать акционерные соглашения выполнимыми, в соглашении должно быть предусмотрено возмещение убытков, взыскание неустойки за нарушение условий такого соглашения, в конкретном размере и порядке, при котором суд уже не вправе будет снизить размер неустойки, указанной в акционерном соглашении.

С указанной выше проблемой взаимосвязана другая проблема в применении акционерного соглашения: применить к стороне соглашения различные виды ответственности, предусмотренные акционерными соглашениями, если само соглашение будет признано недействительным — автоматически будет отказано и в требовании о взыскании убытков, либо договорной неустойки. В качестве иллюстрации указанной проблемы будет уместен такой пример: Два участника АО, одним из которых является миноритарий, заключили акционерное соглашение, в котором закрепили нормы правильного голосования по определенным вопросам. Далее миноритарий продает половину доли третьему лицу — разумеется, с соблюдением всех формальностей. Участников общества становится трое. Мажоритарий — 60% и двое младших, по 20% у каждого. Получается, что с одним участником общества соглашение заключено, с другим (новым участником) — нет. Один соблюдает условия заключенного ранее соглашения, другой — нет. Более того, новый участник АО не желает ни в чем ограничивать себя и наотрез отказывается добровольно присоединиться к соглашению (подписать новое). Что делать в данной ситуации? Вариант «обязать в судебном порядке присоединиться» отпадает, так как мгновенно упирается в принцип свободы договора в трактовке: участник гражданского оборота сам решает, с кем ему заключать договор, а с кем — нет. Может, есть смысл заранее, предвидя сложности с исполнением соглашения, включить в устав АО формулировку типа «покупатель доли в уставном капитале обязан присоединиться к акционерному соглашению, участником которого был продавец»? Не пройдет — опять противоречие со свободой договора. Снова тупик. Единственный способ хоть как-то обеспечить исполнимость соглашения участников — прописать в соглашении неустойку за нарушение (неисполнение, ненадлежащее исполнение) соглашения. Даже если само по себе соглашение будет признано действительным и в нем будут предусмотрены штрафы за невыполнение условий соглашения сторонами, то нельзя забывать о праве суда снизить размер договорной неустойки согласно положениям статьи 333 ГК РФ — то есть эффективность финансовых мер принуждения в данном случае минимальна.

Кроме того, достаточно значимая проблема применения на практике акционерного соглашения связана с законностью ограничений на проведение сделок с принадлежащими акционерам акциями. Так, ограничение права на покупку или продажу акций, прямо не предусмотренное законом, ограничивает дееспособность и правоспособность акционеров-физических лиц и потому само по себе является с точки зрения пункта 3 статьи 22 Гражданского кодекса РФ ничтожным — а значит, не влечет никаких правовых последствий. В отношении правоспособности юридических лиц, владеющих акциями, действует сходная норма — а именно часть 2 статьи 49 ГК РФ, но ограничение правоспособности юридических лиц является оспоримым, а не ничтожным — то есть соглашение может быть признано недействительным только если само юридическое лицо, заключившее такое соглашение, оспорит его в суде в течение 1 года с момента заключения. В любом случае соглашение, ограничивающее право акционера приобретать или продавать свои акции, противоречит пункту 2 статьи 209 ГК РФ, гарантирующей собственнику право распоряжаться принадлежащим ему имуществом любым не запрещенным законом способом, а также пункту 2 статьи 7 ФЗ «Об акционерных обществах». Также, при заключении физическими лицами акционерного соглашения, которое содержит условия о том, что стороны акционерного соглашения могут утратить право на акции, которые им принадлежат, следует получать согласие супруга (супруги) на совершение этой сделки в порядке, предусмотренном семейным законодательством РФ. В противном случае, возникает риск оспаривания такой сделки в судебном порядке со стороны супруга (супруги). Так, в соответствии с ч.1 статьи 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. А, согласно ч.2 указанной статьи Семейного кодекса РФ — к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), среди прочего, относятся ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. И основное, в связи с чем могут быть оспорены сделки по отчуждению акций стороны акционерного соглашения, это требование закона, закрепленное в ч.1 ст.35 Семейного кодекса РФ, согласно которому владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга. Однако по данному вопросу в статье Федерального закона «Об акционерных обществах», регламентирующей акционерные соглашения, даже нет упоминания 7.

Также, при применении акционерного соглашения на практике могут возникнуть проблемы, связанные с правом голосования акционерами своими акциями по различным вопросам. Так, Закон указывает, что предметом акционерного соглашения не могут быть обязательства стороны акционерного соглашения голосовать согласно указаниям органов управления общества, в отношении акций которого заключено данное соглашение (п. 2 ст. 32.1 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Кроме того, закон отдельно устанавливает, что акционерное соглашение должно быть заключено в отношении всех акций, принадлежащих стороне акционерного соглашения (п. 3 ст. 32.1 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Такая лаконичность правового регулирования порождает многочисленные вопросы, связанные с применением нового правового института. В частности, законодатель не счел необходимым определить соотношение договора об осуществлении прав участников — с уставом общества, а также с возможными иными договорами об осуществлении прав участников, заключенными между иными участниками.

Принципиальным пробелом законодательства является отсутствие каких-либо правил об обеспечении исполнения участниками условий договора. Нет в законе и каких-либо способов принудительного исполнения условий договора об осуществлении прав участников. Так как заключение акционерного соглашения влечет за собой установление дополнительных требований в отношении способа или предмета голосования общего собрания акционеров, в связи с чем неизбежно возникают и дополнительные проблемы

Для ответов на указанные выше вопросы необходимо обратиться к общим нормам гражданского законодательства РФ. Исходя из общего принципа свободы договора (ст. 421 Гражданского кодекса РФ), поскольку иные правила в отношении договора об осуществлении прав участников Федеральным законом № 312-ФЗ не установлены, можно сделать следующие выводы: Во-первых, соглашений участников может быть неограниченное количество. Это порождает никак не урегулированную законом проблему — правовых последствий для участника общества, если он участвует в нескольких соглашениях, противоречащих друг другу 8.

В любом случае, соглашения участников — это обычные сделки, документы равной юридической силы, поэтому у суда нет законных оснований для вывода о приоритете какого-либо из заключенных соглашений над иными соглашениями. Соответственно, противоречие соглашений участников не является основанием для признания какого-либо из них недействительным (полностью или в части). Во-вторых, каждое конкретное соглашение может быть заключено любыми двумя (и более) участниками общества — обязательного участия всех участников закон не требует. В- третьих, заключение любого соглашения является правом, а не обязанностью участника, поэтому его нельзя понудить к заключению соглашения, например, включив такую обязанность в устав или в договор о создании общества. Применительно к Акционерному соглашению последнее правило прямо установлено законом — в п. 4 ст. 32.1 Федерального закона «Об акционерных обществах». И, наконец, каждое конкретное соглашение будет обязательно только для тех участников, которые его подписали. Это связано с правилом п. 3 ст. 308 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которым, обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Кроме того, при заключении акционерного соглашения открытым также остается вопрос о том — можно ли признать недействительным решение общего собрания акционеров, принятого на основании договоренностей, закрепленных в акционерном соглашении. С точки зрения части 7 статьи 49 ФЗ «Об акционерных обществах» акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров, если: 1) такое решение принято с нарушением ФЗ «Об акционерных обществах», иных правовых актов Российской Федерации, устава общества; 2) решением нарушены права и законные интересы акционера, акционеру причинены убытки. Из изложенного следует, что с одной стороны, необходимо учитывать, тот факт, что если сторонами соглашения являются акционеры, а не общество, то формально общество не связано его нормами и признавать его решения недействительными на этом основании не вполне логично. При этом, с другой стороны, как следует из изложенного выше, акционерные соглашения, ограничивающие право на продажу/покупку акций, противоречат правовым актам Российской Федерации. Однако, если в результате решений общего собрания, принятого с учетом договоренностей акционерного соглашения, акционеру не были причинены убытки — суд, скорее всего, признает такое решение действительным.

Всесторонне изучив природу акционерных соглашений, можно прийти к следующему ее пониманию: акционерное соглашение — это одна из важнейших новелл последнего времени в Российском праве, которая реально помогает акционерам РФ регулировать свою деятельность, делая ее более понятной и предсказуемой на законодательном уровне, уменьшая желание регистрировать компании на западе, в частности в оффшорах, и тем самым уменьшая отток капитала из России, а также способствует привлекательности для западных инвесторов, которые давно привыкли к подобным соглашениям.

Сопоставляя все преимущества, возникающие вследствие применения акционерных соглашений в осуществлении организационно-правовых образований, а также проблемы, возникающие в связи с применением таких соглашений, следует признать, что, безусловно, главным достижением внесенных в ФЗ «Об акционерных обществах» изменений является официальное признание российским правопорядком акционерных соглашений как важнейшего инструмента обеспечения эффективного баланса прав и законных интересов акционеров с учетом их реальных экономических потребностей.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кононов В. Проблемы предмета и содержания соглашения участников хозяйственных обществ по Российскому праву // Корпоративный юрист.2010.№ 10.С.11.

2 О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и статью 30 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Федеральный Закон Российской Федерации от 3 июня 2009 года N 115-ФЗ г. Москва, www.consultant.ru-сайт правовой системы Консультант плюс.

3 Кириллов О. Выкупаем акции у миноритариев: как обойти бюрократические препоны //Юрист Компании. 2007. № 2.С.12.

4 Евдокимова Е. Ваш выход, господа! Можно ли отчуждать свою долю обществу? // Корпоративные споры. 2009.№ 7-8 (66) С.17.

5 Гусева Д. Защита внутренней информации акционерного общества // Акционерный вестник- 2007.№ 2 (40) С.27.

6 Степкин С.П. Ответственность за нарушение акционерного соглашения и оспоримость сделок, совершенных с его нарушением. www.consultant.ru-сайт правовой системы Консультант плюс.

7 Семейный кодекс Российской Федерации. М: Издательство Юрайт.2010.64С.

8 Гражданский кодекс Российской Федерации. М.: Издательство Юрайт, 2010. 572С

1. Kononov V. Problemy predmeta i soderzhanija soglashenija uchastnikov hozjajstvennyh obwestv po Rossijskomu pravu // Korporativnyj jurist.2010.№ 10.S.11.

2. vnesenii izmenenij v Federal’nyj zakon «Ob akcionernyh obwestvah» i stat’ju 30 Federal’nogo zakona «O rynke cennyh bumag». Federal’nyj Zakon Rossijskoj Federacii ot 3 ijunja 2009 goda N 115-FZ g. Moskva, www.consultant.ru-sajt pravovoj sistemy Konsul’tant pljus.

3. Kirillov O. Vykupaem akcii u minoritariev: kak obojti bjurokraticheskie prepony //Jurist Kompanii. 2007. № 2.S.12.

4. Evdokimova E. Vash vyhod, gospoda! Mozhno li otchuzhdat’ svoju dolju obwestvu? // Korporativnye spory. 2009.№ 7-8 (66) S.17.

5. Guseva D. Zawita vnutrennej informacii akcionernogo obwestva // Akcionernyj vestnik- 2007.№ 2 (40) S.27.

6. Stepkin S.P. Otvetstvennost’ za narushenie akcionernogo soglashenija i osporimost’ sdelok, sovershennyh s ego narusheniem. www.consultant.ru-sajt pravovoj sistemy Konsul’tant pljus.

7. Semejnyj kodeks Rossijskoj Federacii. M: Izdatel’stvo Jurajt.2010.64S.

8. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii. M.: Izdatel’stvo Jurajt, 2010. 572S

Комментарии ()
Jot cannot load because the snippet code version (1.1.4) isn't the same as the snippet included files version (1.1.5). Possible cause is that you updated the jot files in the modx directory but didn't update the snippet code from the manager. The content for the updated snippet code can be found in jot.snippet.txt